понедельник, 17 декабря 2012 г.

Моё чтиво (решила и их тут выкладывать))))

Из свеженаписанного))) Буду выкладывать частями... Рабочее название "Так вот... это правда!"


- Красочно…
- Красочно, весёленько и безумно нудно. – закончила за шефиню Александра, зашвырнув за рабочий стол небольшой эскиз-брошюру будущего детского журнала.
Наталья Викторовна буквально впихнула своё грузное тело в пластиковое офисное кресло рядом и задумчиво сказала:
- Если так пойдёт дальше, Санька, то нам тебя придётся в психиатрию отправлять. 


Девушка отрицательно покачала головой и сделала вид, что её что-то срочно понадобилось на столе, таким образом, отвернувшись от подруги в лице своей начальницы.  Она и сама не заметила, что вредная привычка грызть ногти снова вернулась к ней. Саша знала, чем закончиться их диалог: сначала её упрекнут, потом начнут ругать, затем пожалеют и вместе с ней поплачут. А завершением апофеоза станет грандиозная пьянка у неё дома с ровным строем винных бутылок и распеванием песни «Ой, мороз, мороз!». Такое происходило с периодичностью раз в три месяца. После таких вот вечеров соседи бросали на неё укоризненные взгляды, а с районного городка приезжала её любимая маман, которая спешила «прополоскать» единственному чаду мозг и отбыть обратно на ближайшем автобусе.
- Даже и не думай, Нат! Мне нельзя сейчас ни в отпуск, ни в запой. Столько работы… Сама знаешь, как хочется побыстрее первый выпуск к печати подписать. – вздохнула Саша.
Натка вынула откуда-то из-под своего стола бутылку шампанского и ехидненько спросила:
- Что, даже шампусика не выпьешь? А как же сила волшебных пузырьков?
Тяжело вздохнув, Александра вынула из потрескавшегося от времени буфета две чашки и поставила перед подругой – от шампанского она отказаться не могла, как Карлсон – от варенья.
_________            ___________________         ____________________       _____________________
Пробуждение её было болезненным и долгим. При этом Сашку не оставляла мысль, что спит она внутри Курантов или Биг Бена, так сильно отдавала в виски тикающая  головная боль. Смахнув с лица осыпавшуюся штукатурку, она мысленно представила как соседи сверху – милая пожилая пара - ночью прыгают по полу, чтоб достучаться до неё и унять протяжный вой двух пьяных баб. Эта мысль заставила её улыбнуться и даже придала сил.
- Этот вой у нас песней зовётся… - прохрипела Александра Матвеевна Гаранина, проверяя живы ли связки после таких завываний.
Связки были живы, все части тела занимали именно свои места, а это самое тело находилось в полу горизонтальном положении на  маминой любимой кушетку у окна. В детские годы маленькой Саши мама любила проводить на ней свободное время. То ли чтоб отдохнуть от своих домочадцев, то  ли  для того, чтоб поговорить со своим внутренним голосом и пожаловаться своему внутреннему «я», маман прятала глаза за книжкой или хватала бесполезное вязание. За все 25 лет своей жизни дочь не могла вспомнить ни одной вещи, связанной матерью.  Что уж говорить о том, что родительница не смогла ей ни слова рассказать о сюжете «Войны и мира», когда Александра писала рецензию на произведение в школу.  А ведь все 4 тома так тщательно прикрывали материнские вечера на кушетке всего несколько месяцев назад.
Мать Саши, Валентина Петровна Чудская, была из племени тех женщин, которых называли матерями-одиночками. Не сказать, что всю свою жизнь она посвятила ребёнку, но она очень старалась создать такое ощущение у окружающих. Она отводила и забирала малышку Сашу из сада, водила в школу, ходила с ней в театры и кафе, периодически появлялась с дочерью и любимой собачонкой  Зойкой на прогулках. Но дома мама была сама по себе и занималась своими делами, передавая эстафету над ребёнком бабушке. Бабушку Александра помнила плохо, так как той не стало, когда ей было 9 лет. Она помнила тёплые морщинистые руки, ласковую улыбку, искрящиеся серые глаза и мягкий, воркующий голос и запах лаванды. Ох, как бабушка любила эти духи с запахом лаванды…  Анастасия Павловна была маленького роста, худенькая, но при этом крепкая здоровьем. Её не стало неожиданно – зимним вечером она шла с маленькой Сашей домой с прогулки, подскользнулась,  упала и ударилась головой.  Так как дочери дома не было, Анастасия Павловна решила не вызывать «скорую», а сходить к врачу утром. Голова сильно болела, а в районе виска образовалась даже  гематома. Уснув в тот вечер, она так и не проснулась.  Через два дня её не стало. Она умерла в больнице, в коме, не приходя в себя.
Сашка сбросила непослушные ноги с кушетки,  села и процитировала Байрона:
- Воспоминанье прочь! Скорей рассейся.  Рай светлых снов, снов юности моей!
А вот интересно, Натке также плохо, как и ей сейчас? Или она ещё не проснулась?
Злорадно улыбаясь, рука девушки потянулась к старому стационарному телефону с дисковым набором... И замерла над ним. А ведь когда-то всё было по-другому… Не эта квартира, не эта нудная и опостылевшая жизнь. «Год счастья в аду» - подумала она, глазами поискав фото. – «Ах да, сама же убрала все…»  Александра вспомнила самый яркий день из той жизни – их восхождение на Эльбрус. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий